te

  • проверка маркированного списка 1
  • проверка маркированного списка 2
  • проверка маркированного списка 3
  1. проверка нумерованного списка 1
  2. проверка нумерованного списка 2
  3. проверка нумерованного списка 3
Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста
Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста
Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста
Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста Получить бесплатную консультацию специалиста
врезка врезка

Это первый абзац ссылка в тексте

Это второй абзац

Заголовок 1

Заголовок 2

Заголовок 3

Заголовок 4

Замещающий класс для заголовка 1
Замещающий класс для заголовка 2
Замещающий класс для заголовка 3
Замещающий класс для заголовка 4

Виктор Гюго. «Собор Парижской Богоматери»

Триста сорок восемь лет шесть месяцев и девятнадцать дней тому назад парижане проснулись под перезвон всех колоколов, которые неистовствовали за тремя оградами: Сите, Университетской стороны и Города.

Между тем день 6 января 1482 года отнюдь не являлся датой, о которой могла бы хранить память история. Ничего примечательного не было в событии, которое с самого утра привело в такое движение и колокола и горожан Парижа. Это не был ни штурм пикардийцев или бургундцев, ни процессия с мощами, ни бунт школяров, ни въезд "нашего грозного властелина короля", ни даже достойная внимания казнь воров и воровок на виселице по приговору парижской юстиции. Это не было также столь частое в XV веке прибытие какого-либо пестро разодетого и разукрашенного плюмажами иноземного посольства. Не прошло и двух дней, как последнее из них - это были фландрские послы, уполномоченные заключить брак между дофином и Маргаритой Фландрской, -- вступило в Париж, к великой досаде кардинала Бурбонского, который, в угоду королю, должен был скрепя сердце принимать неотесанную толпу фламандских бургомистров и угощать их в своем Бурбонском дворце представлением "прекрасной моралитэ, шутливой сатиры и фарса", пока проливной дождь заливал его роскошные ковры, разостланные у входа во дворец.

Тем событием, которое 6 января "взволновало всю парижскую чернь", как говорит Жеан де Труа, - было празднество, объединявшее с незапамятных времен праздник Крещения с праздником шутов.

одиннадцатиклассница рентгеноэлектрокардиографическая Масштабируемость Константин Красноуфимовский